Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:47 

ПРИТЧА #0: Меркель и говно

Два друга, гуляя вдоль реки, обсуждают Ангелу Меркель:

- ...

- Но почему ты так о ней говоришь?

- Я её не знаю лично. "Я знаю, что ничего не знаю" - помнишь? Любой опыт должен быть проверен и пережит лично, только тогда он имеет вес. Я привык поддавать сомнению всё, ибо это эффективнейший способ познать мир, познать себя, избежать стереотипов и ..

- Стой, кажется, ты в говно вступил.

- Ничего, это к деньгам. О чем я там говорил?

16:05 

Я прочитал нашумевшую в узких кругах историю Бориски и пришел в дикий восторг от - нет, не от истории - от комментариев к ней.
Люди спорят, дискутируют, осуждают отца, осуждают маму, другие призывают к холодной рассудочности, обращают внимание на алогичность, стереотипное мышление, подвергают сомнению мораль истории, другие - то есть первые - защищают и отстаивают эту мораль, все как один приводят убедительные аргументы, которым противопоставляются аргументы не мене убедительные. История живет и бурлит.

А за историей стоит и улыбается хитрый автор.
Автор в открытую говорит о своем мнении, но благодаря сокрытию некоторых фактов центр тяжести внимания читателя не фокусируется на этом и читатель воспринимает предоставленную автором мораль как собственное умозаключение.

Тут вспоминается история о синих занавесках, в которых учитель литературы видит намек на глубокую депрессию главного героя, тогда как автор добавил эту деталь лишь с целью позволить читателю самому извлечь символику явления.

Я презираю такой подход к литературе, то есть наглое и умышленное использование известного штампа с тем чтобы читатель не имел путей отхода и возможности проявить свое критическое мышление, а наоборот - подавить его, но не могу не признать, что в умелых руках ветка яблони может превратиться в рогатку, с помощью которой автор начинает безобразничать и хулиганить, после чего вы просыпаетесь от звука бьющегося стекла, выглядываете в окно и видите лишь случайного прохожего (это и есть убийца дворецкий или - наш автор с рогаткой), но идете к соседям и выдвигаете претензии их восьмилетнему сорванцу, предполагая, что никто кроме него не мог этого сделать. Этот сорванец и есть наш отец Бориски, который в истории идеально вписался в конечный поучительный вывод, не имея возможности высказаться, возразить или хотя бы как-нибудь отреагировать, да хотя бы проигнорировать, что тоже является развитием его характера в глазах читателя. Но автору эта его реакция и не нужна, ибо яростный читатель уже спешит линчевать негодяя...

00:18 

Мы в полной тишине воевали в шахматы, когда он вдруг сказал, что уже придумал «позвоночник книги».
Я не успел удивиться и переспросить, как он схватил ручку и нарисовал схематический позвоночник: вертикальная линия и поперечные штрихи по всей её длинне.

«Здесь», - он указал на верхушку, - «действие начинается, а здесь -»

«В копчике?» - вставил я.

«Да, в копчике, там герой умирает. И я не знаю, что будет между ними. То есть в самом позвоночнике.»

Мне этого было достаточно и я захохотал. Но хохотать было больно из-за защемления в моем позвоночнике, отчего это казалось ешё ироничнее и от этого хотелось смеяться ещё больше.

«Позвоночник книги?!?!?!»

«Ну да. Я не помню, как это называется правильно.»

Он погрустнел. А я подсказал:

«План книги?»

«Да! Точно! План книги!»

Он вкратце рассказал сюжет, который сводился к тому, что некий мажор-немажор кутил-гулял, не уважал родителей, прожигал жизнь, но вдруг узнал о сферическом диагнозе в вакууме и отдал свое тело на органы.
Он хотел написать книгу о маме. И сюжет, как я понял, должен воплощать идею возвращения домой. Достойная затея. Таким образом мой друг хочет отблагодарить свою мать за воспитание.

К сожалению, в одном слове он может допустить несколько ошибок. Человек не начитанный и не грамотный. Очень жаль потому, что он обладает прямо таки невероятной фантазией и парадоксальным мышлением. И в этом я ему завидую. И желаю, чтобы он написал свою книгу.

19:38 

Ну и говно же.
Но ничего. Сюжетное предложение - уже неплохо, а стиль подтянется.

19:34 

Мысль Адалины совершала неожиданный кувырок и ныряла в бездну саморефлексии, и только желание свежего глотка впечатлений заставляла её вылезть на берег, где сухая и ветренная бессмысленность вскоре заставляла её зябнуть.

18:07 

Ну, план такой: накачать себе книг, найти ребят для переписки по email, не запускать браузер, читать, писать, готовиться к собеседованию. Когда погода проясниться, можно заняться спиной. Думаю, план хорош.

17:41 

Отключусь-ка я от интернета и займусь делом.

17:07 

Я ещё жив.

17:27 

Дрель и йодль.
Что между ними общего, кроме льи в конце?

23:38 

Персонаж Адалина.
Девушка 19-ти лет. Рост 156 см, вес 48 кг. Глаза большие и карие, подбородок острый, без ямки, губы тонкие, щеки пухлые. Волосы черные, короткие, неухоженные, собраны в хвостик.

Хорошо понимает мотивацию действий других людей, понимает движущие ими силы. Иногда пользуется этим для своей выгоды. Аналитический склад ума, ум живой, подвижный, фантазия развита, интеллект выше среднего. Не курит, не пьет алкоголь, предпочитает заварной кофе растворимому, но в принципе пьет любой. Избегает излишне эмоциональных людей. Уважает в людях искренность и честность. Имеет социопатические наклонности, в частности склонна рационализировать свои поступки, потому как достаточно импульсивна. Совершенно не умеет рассказывать анекдоты и знает лишь один-два от силы, зато ценит хороший юмор. Умеет выпутаться из трудной ситуации, даже если приходится отступить или чем-то пожертвовать. Потому её главной слабостью являются искуственные или вынужденные состояния и ситуации, в которых она не имеет выгодную позицию, но вынуждена её удерживать.

23:01 

Дело в том, что я ленив и на длинном отрезке планирования чего-либо я зачастую схожу с дистанции. Поэтому браться за сюжет от начала до конца не хочу.
Я хочу написать книгу, которую на самом деле будут писать персонажи.Я хочу им позволить развивать сюжет. Я хочу им помогать по мере развития истории, сопереживать им в их бедах и радоваться их успехам. Я хочу понимать их. Я хочу, чтобы они были мне интересны. Я хочу им дать свободу действий - полную свободу, чтобы, наблюдая за ними, я сам учился писать.

Возьму-ка я, например, девушку. Просто персонаж девушки. Второстепенный или главный - пока не важно, это выяснится в разгар веселья. Подумаю о ней, позволю ей жить, потом отчитаюсь.

22:51 

Вот я удалил почти свои записи. Иногда мне хочется удалить себя, чтобы осталось пустое место, всем своим видом приглашающее заполнить его чем-нибудь более осмысленным. Мне хочется вспомнить этот момент через несколько лет и подумать, что-де тогда-вот я сделал все правильно и не отступился.
Ну же, прервем цикл.
Жизнь так коротка.

22:44 

Я сижу за столом, передо мной стопка бумаги и ручка.
Может быть, я хотя бы сегодня что-нибудь напишу?
Хотя бы пару слов.
Потом ещё пару слов.
Ещё немного и можно ставить точку, - уже есть целое предложение.
Потом ещё одно.
И ещё.
И ещё.
И так - до конца листа.
Лист нужно быстро отложить и продолжить писать на следующем, дабы мысль не потерялась.
После какого-то к-ства листов можно вздохнуть и улыбнуться приятной мысли - «Я смог».
«Смог» - не тот, что воздух загрязняет, а тот, кому удалось.
Мне удалось.
И радоваться этому, пока закипает чайник.
Можно покурить и поглядеть на звёзды, проникнуться видом и на секунду поверить в лучшее.
Потом нужно вернуться с чаем, но не пить - не пить до тех пор, пока не закончишь страницу. Сделать глоток.
Писать, пока чай не остынет и не закончатся листы.
Тут следует побранить себя за незапасливость и пообещать купить бумаги завтра. Жаль, уже ночь, а то можно было бы прямо сейчас. Впрочем, помнишь, чтобы когда-нибудь ты ходил в супермаркет за бумагой посредь ночи в дождь? Только потому, что тебе уже не на чем писать? Только одевайся теплее.
Одевайся теплее и иди. Иди и вернись с пачкой бумаги.
Может быть, к твоему возвращению я напишу хотя бы пару слов...

ekisdiary

главная